«Столп от земли до неба»
Необычность жизни сибирского подвижника, загадочность его происхождения в глазах некоторых духовно малоопытных и лично незнакомых со старцем людей иногда являлась поводом к ложному о нем мнению как о сектанте или раскольнике. Но люди, более близко знавшие Феодора Козьмича и среди них известные подвижники благочестия, отзывались о старце как о великом угоднике Божием.
Епископ Иркутский Афанасий часто посещал старца в Ачинском уезде и иногда по нескольку дней жил у него, назидаясь его глубоко поучительными беседами. Встречался со старцем и святитель Иннокентий Московский, просветитель Америки и Дальнего Востока и выказывал ему знаки уважения. Протоиерей Красноярской кладбищенской церкви отец Петр Попов, (в последствии епископ Енисейский Павел), который был постоянным духовником старца Феодора, — человек строгой жизни, получивший хорошее образование и горячо любимый своею паствою, — раза два-три в году заезжал к старцу, иногда подолгу оставался у него, беседовал о нем с крестьянами и наставлял их относиться к подвижнику с особым уважением, так как это был, по его словам, "великий угодник Божий".
Замечательно высказывание о праведном Феодоре известного Киево-Печерского подвижника иеросхимонаха старца Парфения. Когда к нему за благословением приехала воспитанница Феодора Козьмича, простая крестьянская девушка, Александра Никифоровна, старец Парфений, узнав, кто ее послал, заметил: "Зачем тебе мое благословение, когда у вас на Красной речке есть великий подвижник и угодник Божий? Он будет столпом от земли до неба."
Томский епископ Парфений, желая проверить слухи о том, что старец якобы никогда не исповедуется и не причащается Святых Таин, однажды имел по этому поводу беседу с Феодором Козьмичем, после которой в разговоре с Хромовым высказал мнение, что старец "едва ли не находится в прелести". Когда старец узнал об этом, то сказал Хромову: "ваш преосвященный, хотя и ученый человек, но в духовной жизни неопытен: я каждый день вкушаю хлеба небесного".
Спустя некоторое время преосвященный Парфений видит сон будто бы Иннокентий Иркутский чудотворец, приобщил его и Феодора Козьмича из одной чаши. После этого сна преосвященный особенно расположился к старцу, полюбил его, стал часто посещать святого Феодора и много времени проводить с ним в духовных беседах.
Сохранилось следующее высказывание святого Феодора о Православии: "Православная вера есть великий корабль, который плавает в море; все же секты — это маленькие лодочки, которые привязались к кораблю, как на веревке. Потому только держатся и не тонут".
Интересен случай помощи святого старца в устроении церковного благолепия. Последние годы своей жизни, пребывая в Томске и регулярно посещая храмы Богородице-Алексиевского монастыря, старец каждый раз после службы заходил к тогдашнему настоятелю, архимандриту Виктору (Лебедеву). Отец Виктор относился к Феодору Козьмичу с глубочайшим уважением и ни одного серьезного дела на предпринимал без его совета и благословения. Так, однажды намереваясь приступить к отлитию благовестного 303-пудового колокола для монастырской звонницы (самый большой в то время колокол в Томске), отец архимандрит обратился к старцу с письмом следующего содержания: "Весьма желательно, чтобы колокол отлился благополучно, и дело совершилось исправно; а я человек худой, слабоверный и малочувствующий пребольшие ко мне Божии милости. Осмеливаюсь усердно просить тебя: помолись Господу Богу и Пречистой Госпоже Деве Богородице, да исполнится желание и намерение мое к умилению сердец, не радеющих о спасении, из них же первый есмь аз. Верую, что прошение твое будет услышано." Известно, что отлитый колокол не оставлял желать ничего лучшего.
Замечательно, что подобный случай помощи святого праведного Феодора уже в наши дни вновь произошел в возрождающейся Богородице-Алексиевской обители. В продолжение почти десяти лет после восстановления разоренного в годы безбожия монастырского храма, его колокольня молчала. Имея самые скудные возможности, братия не отваживалась на столь дорогостоящее дело, как приобретение колоколов. Наконец, возложив свое упование на предстательство святого Феодора и вознося ему усердные молитвы об устроение этого дела, иноки обратились за помощью к руководителю одного из крупных предприятий Томска. К их удивлению, он не только не отказал (а это происходило вскоре после разорительного августовского кризиса 1998 года), но без промедления выделил всю сумму, необходимую для приобретения звонницы из шести колоколов. При перевозке в Томск колокола затерялись на какой-то железнодорожной станции, но спустя короткое время, молитвами старца Феодора, нашлись и были доставлены в Томский монастырь. По независящим от братии причинам на колокольне они были установлены непосредственно перед самым праздником в честь святого Феодора, который совершается 5 июля. В этой «случайности» иноки увидели указание на то, кому в действительности обитель обязана своей звонницей, которая, как и прежние колокола, отличается высоким качеством звучания.
В Томске старца Феодора посещали и различные гражданские чиновники, причем вели себя с ним предельно почтительно. Каждый вновь назначенный губернатор считал своим долгом заезжать в келью старца и подолгу наедине с ним беседовал. Беседы эти касались как вопросов духовной жизни, так и общественного устройства. В проблемах государственной и общественной жизни старец разбирался также хорошо, как и в жизни духовной. 
Поистине, Божественная благодать не тщетно пребывала в святом Феодоре, но приносила разнообразные и обильные плоды. "Для всех он сделался всем" (1 Кор. 9: 22), чтобы послужить спасению ближних, в каком бы звании, состоянии, общественном положении и мере духовного возраста они не находились.

Официальный сайт Русской Православной Церкви / Патриархия.ru